Род бояр Морозовых можно считать вполне типичным примером феодального семейства из числа старомосковской нетитулованной знати. Основателем фамилии, по преданию, считался некий Михаил, который приехал из Пруссии на службу в Новгород и оказался в числе “шести храбрых мужей”, проявивших особый героизм во время Невской битвы 1240 г. Москве Морозовы служили еще в XIV в. при Иване Калите и Дмитрии Донском, постоянно занимая весомые позиции при великокняжеском дворе.

    Генеалогия рода Морозовых не раз становилась предметом изучения в отечественной историографии. Однако, опираясь, в основном, на данные родословных книг, исследователи доводили описание этой знатной фамилии только до рубежа XVI-XVII вв. Что же касается истории семейства в XVII столетии, то она до сих пор остается практически не изученной. В задачи настоящей работы, соответственно, входит определение основных родословных линий, а также специфики служебной деятельности и землевладения бояр Морозовых в XVII в. Среди важнейших источников, на которые опирается данное исследование, можно назвать разрядные документы и материалы поместного приказа.

    К началу XVII в. Морозовы изрядно пострадали от исторических бурь, постигших Россию в предыдущем столетии. Многие представители знатной фамилии бесследно сгинули в кровавой мясорубке опричного террора Ивана Грозного. Конечно, нельзя сказать, что род Морозовых захудал, но его позиции при дворе на некоторое время ослабели. К тому же явно был подорван генофонд семьи, что в последствии отразилось на ее судьбе. В XVII в. рассматриваемый боярский род был представлен двумя основными мужскими линиями: потомков Петра Васильевича (ум. ок. 1578/79 г.) и Михаила Яковлевича (ум. в 1572 г.) Морозовых. К первой линии относились: Василий Петрович (ум. в 1631 г.), его сын Иван Васильевич (ум. после 1655 г.) и внук Михаил Иванович (ум. в нач. 1680-х гг.). Сыновьями И.В.Морозова принято считать также братьев Бориса (ум. в 1661 г.) и Глеба (ум. в 1662 г.) Ивановичей. Однако данная точка зрения представляется неверной, т.к. в источниках можно найти указание на то, что В.П.Морозов приходился им не дедом, а дядей (Боярская книга 1627 г. - М.,1986, 23-24). Следовательно, Б. и Г.Морозовы являлись не сыновьями, а кузенами Ивана Васильевича и относились к другой линии рода, идущей от М.Я.Морозова. В настоящее время практически не сохранилось достоверных сведений о подлинном отце братьев. Можно предположить, что им был Иван Меньшой - младший сын боярина Михаила Яковлевича - чудом избежавший казни вместе с родителями по причине своего малолетства.

    XVII столетие оказалось последней страницей во многовековой истории рода. Б.И.Морозов не имел детей, а единственным наследником Г.И.Морозова стал его сын Иван, рожденный в браке с Феодосьей Прокофьевной Урусовой - небезызвестной героиней картины В.И.Сурикова “Боярыня Морозова”. М.И. и И.Г. Морозовы не оставили мужского потомства и оказались последними представителями знатной боярской фамилии, прекратившей свое существование в нач. 1680-х гг. Однако по женской линии потомками этого рода могли считать себя дети и внуки И.Б.Черкасского, Ю.А.Долгорукого, А.В. и И.А. Голицыных, т.к. последние были женаты на дочерях Морозовых. В рассматриваемый период бояре Морозовы продолжали сохранять положение одной из знатнейших фамилий, составлявших высший слой московской аристократии и входивших в непосредственное окружение московских государей. Пять представителей семейства: Василий Петрович, Иван Васильевич, Борис Иванович, Глеб Иванович и Михаил Иванович - входили в Боярскую думу. Четверо последних получили боярство, минуя чин окольничего: в XVII в. такой привилегией пользовались только “большие” боярские роды, входившие в первый эшелон власти. В отличие от предыдущих столетий, в XVII в. Морозовы практически не служили на военном поприще. Единственным исключением оказался В.П.Морозов - самый старший представитель рода. В 1598 г. во время отражения набега крымского хана Казы-Гирея он служил головой и есаулом в царском полку, затем командовал полками в походах на Лжедмитрия I и Ивана Болотникова. В.П.Морозов принял активное участие в освободительной борьбе против польских и шведских интервентов. Как военачальник, он сыграл видную роль в ополчении К.Минина и Д.Пожарского. Последней крупной ратной победой боярина стала успешная оборона Пскова от шведов в 1616 г., не в последнюю очередь, поспособствовавшая заключению Столбовского мира. Однако потомки В.П.Морозова не унаследовали его тяги к военному делу, и если брали в руки оружие, то лишь по случаю парадов и прочих торжественных церемоний. Можно предположить, что за Морозовыми закрепилась определенная семейная специализация в выполнении придворных и государственных поручений. Так, в молодости они обычно начинали свою служебную карьеру “комнатными стольниками”, т.е. относились к числу близких приятелей и доверенных лиц юного монарха. Им, в частности, доверялась обязанность “наряжать вина” на торжественных обедах, устраивавшихся во Дворце. И.В. и М.И. Морозовы в разное время служили “рындами у саадака” во время парадных выходов российских. В более зрелом возрасте отпрысков изучаемой фамилии ожидали “семейные” приказы и воеводства. Их прерогативой являлось руководство Владимирским Судным приказом, разбиравшем дела московского боярства. В.П.Морозов руководил этим ведомством с 1629 по 1631 г. В 1634-1637 гг. и в 1645-1648 гг. во главе Судного Владимирского приказа стоял уже И.В.Морозов. Много лет спустя в 1674-1676 гг. родовое место занимал его сын Михаил. Конечно, Морозовы могли руководить и другими приказами. Боярин Б.И.Морозов, например, в 1645-1648 гг. стоял во главе сразу нескольких ключевых ведомств: Большой Казны, Новой Чети, Аптекарского, Иноземского и Стрелецкого приказов. Но Судный Владимирский, тем не менее, всегда оставался своеобразной “вотчиной” рода. В провинции за семейством были закреплены “свои города”. К их числу относились такие крупные торгово-ремесленные центры, как Казань и Новгород. В.П.Морозов служил воеводой в Казани еще при Василии Шуйском в 1609-1611 гг., а при Михаиле Романове - в 1627-1628 гг. Его сын Иван управлял волжским городом с 1636 по 1638 г., а в 1649-1651 гг. там находился Г.И.Морозов. Пользуясь служебным положением, он помогал брату Борису вести торговлю хлебом по Великому волжскому пути, обеспечивая охрану его караванов, как от разбойников, так и от излишне ретивых чиновников на таможнях. В Новгороде воеводами были Глеб Иванович (1642-1645 гг.) и Михаил Иванович (1670-1671 гг.). Несомненно, они помнили о своих старинных родовых связях с берегами Волхова. Новгородское наместничество считалось привилегией Морозовых еще со времен Ивана III. В XVII же столетии через Новгород, как и через Казань можно было успешно вести торговые дела, завязывая контакты с местными купцами и иностранными негоциантами. Из других бывших “стольных” городов можно назвать недавно присоединенный Киев, где в 1677 г. на воеводстве находился М.И.Морозов. Представителям рода поручалось также руководство воспитанием царских детей. Боярин Б.И.Морозов, как известно, был “дядькой” царевича Алексея Михайловича, а его брат следил за воспитанием другого сына Михаила Романова - Ивана. Находясь в атмосфере постоянных придворных интриг, Морозовы часто конфликтовали с представителями других феодальных кланов. Так, бесконечные местнические тяжбы В.П.Морозова, особенно с И.Б.Черкасским и Д.Т.Трубецким, бросали тень на фамилию в целом. В середине столетия Черкасские, Романовы, Шереметьевы и др. оказались в группировке, соперничавшей с Морозовыми в борьбе за командные позиции в государстве и при дворе. В такой ситуации единственным условием стабильного положения членов семейства в правящих верхах оказалась личная поддержка со стороны царя. Государева милость неоднократно спасала их от ареста или даже гибели. Представительницы женской половины семейства тоже не раз бросали вызов общественному мнению. Дочь В.П.Морозова Авдотья, выйдя замуж, отказалась пользоваться румянами и белилами, портившими естественную красоту ее лица. Жены других бояр обвинили молодую красавицу в нарушении придворного этикета и добились, чтобы “отступница” начала пользоваться косметикой, “как все”. По замечанию иностранного современника, это было равносильно тому, если бы кто-то стал “при ясном солнечном дне зажигать свечу”. С другой стороны, Ф.П.Морозова, овдовев, стала активной участницей движения раскольников, войдя в число ближайших сподвижниц протопопа Аввакума. Гордая и сильная женщина жестоко поплатилась за свои религиозные убеждения: ее сын Иван погиб в тюремных застенках, оставшиеся в наследство от мужа имения были конфискованы, а сама боярыня остаток жизни провела “по каторгам и ссылкам”. Политическая судьба рода наглядно прослеживается на примере его землевладения. В начале XVII в. бояре Морозовы относились к вотчинникам средней руки, т.к. не унаследовали большей части владений своих предков. В 1638 г. им принадлежало в общей сложности около 1249 дворов, но к середине столетия эта цифра увеличилась почти в 10 раз и достигла 12129 дворов. Таким образом, за короткий отрезок времени Морозовы сумели войти в число крупнейших земельных магнатов, наряду с Романовыми, Шереметьевыми и др. Основная часть владений, принадлежавших семейству, состояла из выслуженных или купленных вотчин. Причем около 80% всех дворов сосредоточил в своих руках боярин Б.И. Морозов - царский любимец, фактически правивший страной в 1645-48 гг. Однако во второй половине XVII в. из-за отсутствия прямых наследников и репрессий за участие в движении старообрядцев большая часть Морозовских имений перешла к государству или дальним родственникам. В итоге к 1678 г. последний представитель мужской линии рода М.И.Морозов имел в своем распоряжении только 927 дворов. Отличительной чертой положения рода Морозовых в XVII в. можно признать большую, чем у других знатных фамилий, зависимость от правившей в России династии Романовых. Их продвижение по служебной лестнице, накопление материальных богатств, личная свобода, а порой даже жизнь зависели от воли монарха. В свою очередь Морозовы всячески поддерживали развитие начал неограниченного самодержавия в Московском государстве. Их политическая судьба является характерным примером приспособления старомосковского боярства к новым порядкам нарождавшегося абсолютизма. Оно заключалось в отказе от каких-либо политических притязаний в обмен на сохранение феодальных привилегий в социально-экономической сфере. Вместе с тем, отдельные представители государева двора имели возможность влиять на решение государственных вопросов при помощи фаворитизма и придворных интриг. Символично, что род Морозовых прекратил свое существование незадолго до окончательного исчезновения боярства, произошедшего в результате реформ Петра Великого.

Назад   На главную

12 Уроков Православия Православие.Ru Сайт расположен на сервере Россия Православная
Полезные ссылки Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Каталог христианских ресурсов Для ТЕБЯ
Союз образовательных сайтов