(21.09.68г.)

ПРОПОВЕДЬ МИТРОПОЛИТА ИОСИФА НА ПРАЗДНИК РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

    Так святый Апостол Лука сегодня утром благовествовал и нас всех поучал, как Христос Спаситель однажды посетил имение своего друга Лазаря, у которого были сестры Марфа и Мария, и как женщина одна в восторге большом от проповеди Господа Иисуса Христа воскликнула среди толпы, приближаясь к Нему: “Блаженно чрево, которое Тебя носило и сосцы, которые Ты сосал, питаясь, как младенец, по установленному Господом Богом естественному закону питания младенца драгоценной и чудесной жидкостью, что есть млеко. Молоко груди матери есть тайна желез млекопитающих”.

    И так, святой Апостол, походя сейчас к вечернему времени, завтра в наутрие Воскресения Христова, то Церковь положила в пятнадцатую неделю по воскресении Господа Христа благовестить в трагических молитвах небольшой отрезок из последних дней жизни Господа Иисуса Христа на земле и тех страшных дней для Апостолов и очень страшных дней святых мироносиц – сердечнейших жен, добропобедных страданием и терпением, и очень уважаемым еще тогда даже язычников и особенно верующих христиан.

    Вот святый Лука сейчас и будет нам говорить среди храма, он будет влагать в наши уста недостойные очень достойнейшее благовествование о воскресении Спасителя Христа. Но немножко раньше у того Луки в предыдущих главах есть страшные моменты до этого радостного, но еще недоуменного явления воскресшего Христа апостолам и мироносицам. То страшные драматические моменты, когда Христос Спаситель нем на Голгофу свой крест, на котором должен быть распят по закону римскому, как самый наихудший разбойник и политик; и по закону еврейскому, как учитель Нового, благодатного и лучезарного, выходящего из рамок тоже благословенной и священной религии.

    Еврейское сознание того времени и сегодня, кроме некоторых, смотрит более вдаль, вдаль с верою и верят и доверяют своему соотечественнику святому апостолу Павлу, что наступит такое время, когда Израиль, который пока еще бунтует, будет сопричтен к нам, крещенным во имя Святыя Троицы – христианам. Когда будет то время знает Святая Троица, когда будет то время. Святой Дух вложил в уста Апостолу Павлу говорить и записать это.

    Так это был такой страшный момент, когда Христос Спаситель нес крест на Голгофу, и под крестом он изнемогал, и время от времени от усталости Он падал. Ему помогли приподняться с крестом и друзья, и враги Его. И вот, увидев одно крыльцо, слева, как Он двигался к Голгофе, то он хотел там на минутку присесть, под крестом прилечь и отдохнуть. Но вышел богатый человек Агасфер – еврей, верующий Агасфер, верующий во все законы чрез Моисея, пришедшие к евреям, верующий пророкам иудейским, но не знавшим ничего еще о светозарном свете Евангельского учения и обещания вечных благ, т.е. уже не в аду пребывания после смерти даже и святых пророков и патриархов, но в преславном Царствии Небесного Отца Бога Вседержителя.

    А Иисуса Христа он знал, как человека, который вносит изменения в религиозные уставы и еврейскую веру. Не все Христа Спасителя понимать могли, даже и самые расположенные люди к Иисусу Христу, как Никодим, князь жидовский, благочестивый человек, как Иосиф Аримафейский, благороднейший человек, как Гамалиил, благороднейший человек, профессор очень важный того времени богословских высших мотивов не поминали Христа, уважали Христа, что-то такое навевало у них доброе о Христе, но они крепко стояли на фундаменте, якобы незыблемом, но и есть незыблемый и на сегодня и Библия Священная. Этот камень очень важный, отточенный на важном инструменте Святым Духом, и от корки до корки Библия Святая. Но поверх Библии Святой еще строится новая постройка – на этом фундаменте создается основательная положительная красивая ажурная постройка Церкви, в которой будет совершаться Таинство, оставленное Христом на земле и обвеянное Духом Святым.

    И вот, когда Христос Спаситель хотел присесть у крылечка этого богатого и верующего по своему еврея Агасфера, то Агасфер раскрыл двери своего крыльца и толкая ногой Спасителя Христа крикнул: “Иди, иди отсюда! Тебе здесь нет покоя, сектант! Ты нововведение принес, пришел Церковь израильскую рушить! Мы посмотрим, как разрушить Ты обещаешь Церковь и в три дня ее построить, которая строилась тридцать восемь лет”.

    И он ногою оттолкнул Спасителя Христа. С запекшимися глазами от высокой температуры и гнойности по естественным законам человеческого естества и запекшимися от жары и температуры Божественными устами, которые лопались и кровь текла от температуры, от ран Его Божественного чела капала кровь и палила землю, которая тоже плакала, что Бог, Творец земли, мира, сошедший в мир страдать на землю, так бичуем и так страдаем. Она пила и упивалась кровью Спасителя Христа, возвещая в свое время доброе плодородие мысли человеческой, возрастающей и приемлющей ток из этого растения, которое было посеяно десницей Вседержителя в известный день творения мира. И только одна женщина подошла, когда Христос Спаситель стал путь продолжать, подгоняемый и мечами, время от времени римскими ударяемый. Тут подошла женщина Вероника и, сняв белый платок с своей главы, она утерла лицо Спасителя Христа запыленное, в слезах с кровью, жаждующие пыльные губы местами лопнувшие от солнца, воздуха и температуры. И когда она отерла Его Божественный лик, то она сразу увидела изображение на этом своем белом платке. Она сразу получила благодарность и награду, запечатленную страдающим Христом на том платке, которым, вероятно, она или покрывалась, или специально приготовила для данного момента великого подвига свободы и любви.

    А потом дальше Христос Спаситель шел опять, стал падать. Шел человек, которого имя Александр Киринеянин. Ему приказали в административно порядке Крест нести, потому что узник, совершенно изнемогая падал. Надо было узника сохранять, чтобы Он в сознании полном был прибиваем к Кресту, чтоб Он знал, что он злодей такой, злодейское приемлет наказание неумолимого римского креста!

    А женщины кругом шли и плакали, и воздыхали, и мироносицы следовали и плакали все, бьющие в перси своя, и возвращались от Голгофы, куда не всех пускали, когда преступникам совершали высшее гражданское – религиозное – еврейское наказание. Римляне исполняли, евреи подогревали, евреи клеветали – римляне, закон свой исполняли и некую свободу давая евреям, должны были этого еврейского пророка, который ничего с римлянами и с римскими религиями не имел ко кресту пригвоздить и воздвигнуть его, чтобы Он умер страдальчески на кресте. А потом Апостолы, описывая страдания Христа и словеса Его, описывают просьбу благоразумного разбойника, который во время таких же страданий на кресте просит, чтоб помянул его Христос во Царствии Своем. Значит, какой-то инстинкт, какой-то смысл высший в разбойнике заговорил, что это Бог, у Которого ключи от Царствия Небесного. И этот разбойник еще несколько минут назад Его тоже поносил, как и тот его сосед, что был слева, сказал: “Помяни мя, Господи, когда Ты придешь во Царствие Свое”. И Христос Спаситель, как пишет экзегет один английский Фаррар, благочестивый человек и священнослужитель английский, Он так склонил немножко Спаситель в его сторону Свою Божественную главу и сказал: “Сегодня ты будешь со мною в раю”. И Церковь назвала этого разбойника благоразумным. А потом, как дальше вам известно из чтений Евангельских, особенно в дни страстей Спасителя Христа Ему вопросы, издевательства, коварные слова евреев в Его адрес, проклятия, насмешки и свист: “Сойди со креста, тогда мы уверим в Тебя! А Ты церковь обещал разорить и в три дня ее воздвигнуть!” Но Христос Спаситель мочал. Он мог сейчас с креста сойти Своей Божественной фигурой. Он мог поразить этим чудом весь мир, но этого Он не сделал. Почему? вопрос такой ужасный, как—будто бы непонятный – среднего понятия люди задают, а высшего понятия люди отвечают: “Если бы Христос Спаситель тогда с креста сошел и поразил и тех и мир таким великим чудом, то ожесточенная часть вероятно б, не поверила этому чуду, единственно что злодеем бы Его назвали. А та, которая проверила б, упала б пред Ним как бараны, в доверии страшном порабощения и потеряли бы свободу своей веры”.

    Так или так.

    Так Христос Спаситель, если бы сошел с креста, есть третье предположение, то сатана засмеялся бы своим металлическим голосом из ада и сказал: “Ха, ха, Сын Божий миссию не выполнил, мои остаются у меня все, которые идут за Ним, и которых сейчас Христом оставил у креста – все мои, весь мир мой!”. Он бы предложил Христу оставить планету земную, уйти в обители Отца Небесного если б он проверил, что это воистину “Христос Сын Бога Живаго, пришедшый в мир грешныя спасти”. Ведь от сатаны многими вещами, многими моментами скрывалась эта тайна, не боясь сатаны. Бог не боится сатаны, но Бог действует пред человечеством, ради человечества и ради спасения человечества и осторожности и философии и послушаний мозгов различных у людей - это все концентрируется воедино. А так Христос Спаситель с креста не сошел и оставался на кресте умирая, то евреи, как будто бы в покое с Голгофы разошлись Пасху свою совершать, украсив свои столы как кто умел по достоинству, обязательно цветами с Хевронской долины роз ароматных и фисташки, и орехи, и бальзам и вино и опресновики и т.д.

    А Христос Спаситель в это время умирал. И благороднейший Иосиф и Никодим, которые так почитали Христа, но все боялись, решили любовь свою реально пред Ним доказать. Пошли к Пилату просить Его тело, рискуя. И тело получили от него. И риск их был тогда очень страшный. А впоследствии за это дело и идею они оба мученически умерли по вознесении Спасителя Христа. А потом Священное утро – Воскресение. Потом жены мироносицы, любвеобильные женщины, как и многие из нас ради добра, ради человека, ради страдальца, ради Церкви, ради идеи, ради ребенка, ради человека готовы в огонь пойти и сегодня. Так мироносицы прекрасные жены, почитающие Спасителя Христа когда они рано утром подошли на авось… женщины на авось и это авось у женщин часто реально получает добрый эффект. Но когда они пришли с драгоценным миром чтоб помазать Божественного учителя Христа, то увидели гроб и двух ангелов, которые сказали им: «Христос Воскрес! Он же вам говорил в Галиллее, что будет предан в руки грешных человек, отчаяных человек, неверующих человек, распят будет, убит будет и в третий день воскреснет”. И вспомнили сразу мироносицы, и поспешили к ученикам сказать это событие священного воскресения Христа Спасителя. Но после таких трагических дней, часов и моментов, как же могли ученики понять, принять, поверить, зная, что Христос Спаситель пред ними, когда были некоторые издали “зрящи бывшая”, что Он дух испустил и погребен, как человек в саду благородного Иосифа Аримафейского. Они дрожали, не понимали и не могли поверить, даже мироносицам благороднейшим женщинам, которых любили, которых почитали и за друзей и сестер и матерей называли. Тогда быстрый на вопросы и быстрый на ответы, и горячий сердцем, и горячий отказаться, и горячий каяться и плакать Апостол Петр “востав тече ко гробу и приник виде ризы едины лежащия, отыде в себе дивяся ничто же понимая”.

    Вот такое наступает, относительно завтра, священное утро и сегодняшняя ночь, о чем нам сейчас будет благовествовать святый Апостол Лука, который нам и утром сегодня благовествовал о Господе Христе, о женщине той, которая в восторге воскликнула: “ Блаженно чрево, носившее Тя и грудь, которая питала Тебя”. Тот блаженный Лука Апостол, который был ближе всех к Богоматери и больше знал историю Божественную мистическую о Богоматери и первый портрет ЕЕ начертал себе в благословение. И портрет тот стал по-гречески называться иконою, и стали копии с него сниматься и христиане очень любили этот портрет, хотели иметь этот портрет, копии снимали. И она на первый портрет посмотрела, улыбнувшись как нам пишет святый Епифаний Кипрский, сказал: “Моя благодать будет с ним”. И после того много много в мире оказалось пред самыми нашими днями чудотворных икон Богоматери.

    И после тех моментов Спаситель явился ученикам – Луке и Клеопе в тот же вечер, когда они шли, бежали в Эммаус. Там целый кошмар был в Иерусалиме, аресты пошли всех последователей Христа Спасителя. Два ученика в Эммаус бежали, а группа учеников “дверем заключенным” на большом крючке на толстом сидели крючком закрылись, и все переживали и дрожали. И мы в это время такое благовестие, которое сражало их разум, касалось их сердца, соединяло разумом мышление и сердца горение. И Апостолы Лука и Клеопа, когда увидели Христа, когда Он благословил хлеб в Эммаусе и стал невидимым. Который недавно еще беседовал с ними в пути, воскликнули: “Не сердце ли наше горя бе в нас егда глаголаша нама на пути, не горело ли в нас сердце наше, не пылало ли оно той мерой, доверия и любовью к Человеку, Который к нам приблизился, стал спрашивать, что делается в Иерусалиме в последние дни, и когда мы Ему рассказывать, разве Ты не слышал, не знал, разве в Иерусалиме не был в эти дни: событие страшные: бичевание, предание, Пилат, народ, Голгофа и, говорят воскресение. Мы надеялись, что Он спасет Израиль, а вот такие последствия. Он им начал, этот Спутник, рассказывать пророчества о Себе. Они немножко глаза расширяли и сердце и разум и кладовки памяти раскрывали, что б туда это все можно было спрятать, чтоб позднее в Евангелии написать из тех мотивов, хранящихся там в затылке над мозжечком, где весь архив нашей памяти. И когда Он благословил хлеб в Эммаусе и попросили Его, можете тут отдохнуть, и ужин был, и когда они положили хлеб для путников, предложили Ему благословить трапезу, и когда Спаситель приподнялся и воздвигнул руки, то они увидали, что это Христос, но Он стал невидимым.

    Тогда они быстро поспешили в Иерусалим, ничего уже не боялись, никогда уже никогда не боялись, ни смети, ни меча – ничего и дверем заключенным застучали: “Скорее открывайте!” Все боялись, что их арестовывать идут, а они: “Мы, мы!!! Христос Воскрес!”. И, когда открыли двери, Лука бросился в объятия всем и стал обнимать и целовать: “Христос Воскрес! Христос Воскрес! Христос Воскрес!”, а ученицы Христовы – мироносицы уже тихонько и осторожно, им же не верили ученики, стали повторять: “Воистину воскрес, воистину воскрес, нам Ангел сказал это”.

    Вот я немножко расширил мысль, которую сегодня будет передавать апостол Лука о воскресении Спасителя Христа. Из писаний людей ученых, из архивов людей ученых, из Предания, из художественного слова верующих и все создалось то, что я мог почерпнуть своим маленьким ведерочком разума из того глубокого колодца в мире мысленными коротенькими веревками, но все же оттуда некоторые материалы достал и вашему благовестивому вниманию долгом считал, любовью считал и некоторою обязанностью в тех мотивах и формах, каких я мог вам о воскресении Спасителя Христа и предыдущих Его страданиях возвестить.

Аминь.

 

Назад  На главную