"Зачем я живу?"

    Каждый из нас когда-нибудь задает себе вопрос: "Зачем я живу, в чем заключается смысл моей земной жизни?" Ответом на него является определение для себя вектора жизненных усилий, направленного к достижению поставленных целей. В зависимости от этого у человека появляются приоритеты, определяющие, что для него важнее. Они в какой-то мере забирают наше время, мысли и жизненную энергию. Все вместе это можно назвать одним словом – вера, которая и является основной движущей силой человеческого бытия и определяет его образ жизни.

    Одни люди верят, что самое главное в жизни? комфорт, удобство и достаток, и такое восприятие мира создает им определенный образ жизни? постоянное стремление к приобретению материальных благ. Некоторые верят, что самое главное? положение в обществе, и это толкает человека к активному участию в общественно-политической жизни, к стремлению получить выгодную должность и т.д.

    А Христиане веруют в Божественный Промысл о человеке, что человек - существо духовное и его душа, как одна из составляющих человеческого естества, требует постоянной заботы, наполнением ее вечными ценностями.

    Почти все мы приходим в храм? одни часто, другие редко, некоторые только по большим праздникам. Многие считают себя Православными Христианами, но живут обособленно от Церкви. Общение и взаимоотношения с Церковью у них, как у покупателя и продавца: человек приходит в храм, чтобы иногда удовлетворить свои религиозные потребности, но в то же время старается быть независимым от храма и от Церкви. Считается, что такой и должна быть религиозная жизнь, без фанатизма.

    Но в древности было совсем по иному. Христианская Церковь мыслилась как собрание верующих людей, объединенных верою во Христа? Спасителя мира - и идеей Вечной Жизни, Царствия Небесного. И существовало такое понятие, как "церковное общение", которое выражалось в Причащении Святых Христовых Таин всей общиной. Это Таинство являлось определяющим в Церкви, ведь только в нем верующие являют собой Церковь. Причащаясь единого Тела и единой Крови мы составляем Тело Христово, то есть Церковь. В древности самым строгим наказанием было отлучение от церковного общения (сообщества), то есть отлучение от Евхаристии.

    Жизнь Христиан представляла собой служение теми способностями и талантами на благо ближнего и, конечно, общины, которыми наделил его Господь, оно определяло их образ жизни. Вера первых Христиан отличалась ощущением будущей вечности, так как она была для них не философской категорией, а абсолютной реальностью. Они знали, ради чего жертвуют своим временным благом, ради чего изнуряют себя постом и молитвой. Любовь являлась главной добродетелью, светила Христианам, как маяк, и они шли на этот свет в безопасную гавань Христовой Любви.

    Дар любви невозможно приобрести вне Церкви. "Всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть Любовь". (1 Ин. 4, 7-9). Смысл религиозной жизни и есть научение любви. " Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, ? то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы"(1Кор.13,1-3). Самое трудное в вере ? утвердить себя в этой главной христианской добродетели через духовный опыт поста, молитвы и покаяния, очищающие нашу душу.

    В настоящее время появилось понятие "веры в душе", то есть минимальная религиозность вне церковного общества. Верующие "в душе" обычно храм не посещают или заходят в него крайне редко. Религиозность человека, верующего "в душе", внешне ничем не проявляется, кроме как в обрядности и суевериях. Такое вероисповедание "в душе" по сути мало чем отличается от язычества.

    Человек, верующий "в душе", обманывает сам себя. По его понятиям, главное – верить в бытие Бога, и можно считать себя Христианином. Для него реально то, что можно ощутить, попробовать, увидеть. От религии ему нужны только блага временной жизни. Главной целью этих людей становится не евангельское искание Царствия Небесного, а земной благополучной жизни. За Христом он идти не хочет, благое иго Христово нести не хочет, в храм ходить некогда.

    Литургия являет нам Царствие Небесное на Земле, сам Господь взывает к нам и приглашает на Свою Божественную Трапезу, в которой дарит нам вечность, а у нас, к великой скорби, нет времени для этого: "Извини, Господи, у меня столько проблем. Прости, не могу прийти, потому что очень занят". Это ли не безумие?

    Сегодня духовная жизнь с каждым днем уступает свои позиции жизни материальной, наполненной стремлением к вещизму. Веру в Божественный Промысл о человеке забивают в самый дальний угол в душе и забывают о ней. Наше духовное естество вытесняется стремлением жить "по-человечески", то есть удобно, комфортно, стабильно, надежно. На это тратятся все силы, физические и духовные. Нет времени не только для Христианской жизни, но и для воспитания собственных детей. Подрастающее поколение воспитывается современным духом времени, заключенным в пошлых телешоу, в бульварной литературе и развращенной моде, освобождая его от нравственности и порабощая своим страстям. Грех, как таковой, перестает существовать, он переходит в небытие, становится просто философской категорией, исчезает сама сущность греха, как разрушающего целостность личности. В современном мирском понимании грех ? это "страшилка" попов, греха перестали бояться. Этим объясняется множество социальных проблем нашего "христианского" общества: если в нашей стране 70% верующих людей, то откуда у нас нищета, наркомания, жестокость, бандитизм, эпидемия разводов? Видимо, в основном это вера «в душе»…

    Немного найдется людей, цинично заявляющих, что в Боге они не нуждаются. Человеку страшно жить без Бога, но и полноценной религиозной жизнью он тоже жить не может, потому что прикован к земле многостяжанием, то есть вечным стремлением к удобству и самодостаточности. Оно поработило человека, подавило в нем силу тяготения к Вечной Жизни. "Ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет" (Лук.12:34). Если ценность жизни только в земле, то сердцу не подняться к небесам.

    Земная жизнь в сравнении с Вечностью - мгновение. Так устремим свои взоры на Небо ? там Господь. Он не хочет погибели даже самого грешного человека. Придите на Божественную Трапезу, примите Пречистое Тело и Пречистую Кровь Господа нашего, за нас страдавшего, и наследуйте Вечное Царство, уготованное любящим вас Господом.

***

    Церковь мыслится как собрание верующих людей. Апостол Павел называет это собрание Телом Христовым. «Вы - тело Христово, а порознь члены» (1 Кор. 12,27). То есть каждый, кто себя дерзает называть Христианином есть член, который сам по себе существовать не может, если не приращен к единому Телу, то есть к Церкви. Церковная община, которая объединяет всех верующих людей прихода, и есть Церковь. Вне этой общины духовная жизнь невозможна, так как не может существовать член без тела. В этом и заключается смысл народной мудрости, что вне Церкви нет спасения. Некоторые понимают эти слова так, что тот, кто не ходит в церковь, тот не имеет спасения. Но это не совсем так. Не имеет спасения тот, кто не является членом общины, то есть Церкви. Можно посещать храм регулярно, но членом общины не являться. Ходить в храм, например, как в магазин, чтобы реализовать свои духовные нужды. Тихо, незаметно пришел, купил свечечку, постоял обедню, заказал требу и ушел. Тоже тихо и незаметно. Таким образом можно ходить в храм десятилетиями и не знать, как зовут твоего соседа, который тоже также приходит из года в год и стоит рядом. Проблема церковной общины остро стоит в настоящее время. Потребительское отношение к жизни, которое нам навязывает князь мира сего, распространяется и в церковной ограде, и с этим очень трудно бороться. Но ведь нужно объединить разрозненных членов в единое Тело. Это особенно остро ощущается в деревенском приходе, когда обращаешься к прихожанам за помощью порубить дров для печек или помыть полы в храме. Только очень малое число остается и жертвует для Христа своим свободным временем. Почему-то считается, что церковь это некое определенное здание, в котором работает священник и еще несколько человек обслуживающего персонала, которые получают зарплату и должны решать эти проблемы с мытьем полов, колкой дров и другие хозяйственные вопросы, которые встречаются в приходе. А мы – прихожане - придем, постоим и все. Присутствует даже такое, что требы заказывают, где подешевле - в одном храме, покупают свечи, где подешевле - в другом храме, а приходят на службу - где поближе.

    Такая духовная жизнь есть обман самого себя. Такая вера ущербна. Потому что член пытается осуществить свою жизнь вне тела.

    У всего этого явления есть объяснимая причина. Это нарушение центра духовной жизни - евхаристического общения. Мы, многие, одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба (1Кор. 10. 17) Причащение Святых Христовых Таин есть не индивидуальное таинство одного члена, а таинство всей общины, как и было в древности. В этом и заключается церковное общение, которое объединяет каждый член в отдельности в единое Тело Христово на основании Любви. Неслучайно в древности общие трапезы, на которых и совершалась Евхаристия и называлась – агапами, что в переводе с греческого означает Любовь. И отлучение от этого общения как крайняя мера есть не просто отлучение от причастия, а отсечение от Тела. Вне которого не может быть духовной жизни.

    В настоящее время причастие перестало быть таинством всей общины, а стала больше индивидуальным. Каждый Христианин сам определяет, как часто ему необходимо причащаться. И причащается крайне редко, по чувству ложного недостоинства или из-за лени подготовки. Но для священника осталось обязанность причащаться на каждой литургии - под страхом извержения из сана.

    Архиепископ Аверкий (Таушев) в наставлении о Причащении говорит, что вся жизнь Христианина есть непрерывная подготовка к Причастию. Готовиться надо к следующему Причастию не за три дня до него, а на следующий день после предыдущего Причастия.

    Только все вместе, приобщаясь Телу и Крови Христовой, мы становимся Телом Христовым и Церковью. Святая Чаша нас объединяет, и мы становимся братьями и сестрами во Христе, и нет между нами разделений, потому что посреди нас Любовь.

 

Назад  На главную